Военная проза нового образца

В преддверье девятого мая город стал оранжево-чёрным, а лица советских (а иногда почему-то немецких или американских) солдат смотрят с билбордов вместо предприимчивого «Физрука» Нагиева или рекламы «надёжных» пластиковых окон. Патриотическое настроение у народа близится к критической отметке, ленточек на антеннах машин или ремнях сумок становится всё больше, а точных знаний о том, что же всё-таки происходило в 41-45ом всё меньше. Я не хочу писать о войне и всегда стараюсь избегать пафосных речей, так что этот пост о литературе, посвящённой Второй мировой, которую вы точно не читали в школе.

На любом тематическом тренинге, будь то сфера продаж или оказания образовательных услуг (напомню, именно так у нас называется процесс преподавания по последнему закону Об образовании) вам непременно расскажут о том, что мир меняется, прогресс шагает по планете десятимильными шагами, а потому меняться должен и подход. Не секрет, что большинство тех, кому меньше двадцати и уж тем более пятнадцати  — люди с клиповым мышлением. Они воспитаны на других фильмах (больше экшена и монтажные склейки каждые три секунды), читают другие книги (каждая из них непременно со словом «Сенсация!» на обложке) и несколько иначе воспринимают историю как таковую: динозавры, пещерные люди, княгиня Ольга, Отечественная война 1812 года или Вторая мировая для них примерно на одном полюсе с названием «давно».

Тем не менее перед празднованием юбилея любого исторического события уже много лет подряд предлагается одно и то же: классный час, заучивание дат, прочтение тех же книг, что читали 70 лет назад и просмотр чёрно-белых фильмов с плохой звуковой дорожкой в большом классе с открытыми окнами.

При таком подходе совсем не удивительно, что тема Великой Отечественной у довольно большого процента молодых людей вызывает отторжение: представьте, что вас каждый год заставляют делать одно и то же, а вы не видите в этом смысла и мечтаете совсем о другом (посмотреть сериал или поиграть в футбол — абсолютно неважно, главное, что занятие, доставляющее удовольствие подменяется чем-то скучным и далёким). Тотальная обязаловка убивает всё искреннее и человеческое, тем более, когда речь идёт о такой неоднозначной теме, как война, поэтому, когда в этом году я столкнулась с задачей составления списка художественной литературы о Второй мировой войне, я решила отказаться от привычного многим Виктора Некрасова, Юрия Бондарева или Александра Твардовского и обратить внимание на книжные переводные новинки.
 

Энтони Дорр «Весь невидимый нас свет»

«Весь невидимый нам свет» Энтони Дорра — это уже второй роман, удостоенный Пулитцеровской премии, который буквально «взрывает» книжный рынок. Довольно простое по своему содержанию произведение, конечно, далеко от прошлогоднего «Щегла» Донны Тартт: незамысловатая история о немецком юноше и французской девушке на фоне Второй мировой войны. Они по разные стороны баррикад и связывает их только одна случайная встреча, но именно на фоне масштабной мировой трагедии лучше всего видно, что остаться человеком можно вне зависимости от того на какой ты стороне. Любовная история, по большому счёту, является этакой «заманухой» для читателя, гораздо интереснее наблюдать за тем, как Дорр вырисовывает образ хорошего во всех отношениях человека, который становится пешкой в руках зла. Хороший пример литературы, говорящей о судьбах тех, кого мы привыкли считать врагами.
 

Элайза Грэнвилл «Гретель и тьма»

Ещё одна возможность подглядеть, что творилось дома у немцев времён Третьего рейха — роман Элайзы Гренвилл «Гретель и тьма». Сплетение нескольких сюжетных линий из разных эпох, наслоение немецких сказок на исторические события в Германии сороковых годов — всё это производит действительно сильный эффект. Маленькая Криста очень любит страшные сказки и своего папу-доктора, который вынужден работать с загадочными зверолюдьми в зоопарке. Естественно, зверолюди существуют только в голове девочки, а таинственная папина работа — это опыты над заключёнными концлагеря-зоопарка. Элайза Гренвилл мастерски рассказывает читателю страшную сказку, от которой волосы встают дыбом, а потом показывает, что реальность может быть куда страшнее и, что самое ужасное, от неё не сбежать в спальню родителей.
 

Арт Шпигельман «Маус»

Теперь уже печально известный графический роман Арта Шпигельмана «Маус», в своё время получивший Пулитцера, вышел у нас только в прошлом году. Арт Шпигельман продемонстрировал широкой общественности, что даже языком комикса, который во многим странах считается чем-то низкопробным, в отличие от «настоящей» литературы, можно говорить о таких серьёзных вещах, как война и Холокост. До предела антифашистский «Маус» рассказывает историю мышонка-еврея (его прообразом стал отец автора), потерявшего во время событий сороковых годов своих родителей. Нацисты-кошки с цепкими лапками и евреи-мыши, которых так и норовят поймать в дробящую кости мышеловку — это далеко не все образы графического романа, высмеивающего стереотипы о нациях и несущего антивоенную направленность.
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.