Легенда о Градиве

Знаете ли Вы, кто является главной женской фигурой в сюрреализме? Нет, это не жена Сальвадора Дали, как Вы могли бы подумать. Даже Гала является лишь тенью этого величественного образа.

«Градива» с латыни переводится как «шагающая, идущая». Так обычно называют  знаменитый рельеф, найденный в римском городе Помпеи, который настигло извержение Везувия. Изображенная на нем девушка спешит куда-то придерживая руками хитон. Ее особенностью является походка, когда стопа находится почти под прямым углом к земле, касаясь поверхности только пальцами. Казалось бы, малопримечательная деталь для вознесения образа в сонм муз искусства ХХ века, но тут в дело вмешалась романтическая литература и психоанализ.

История начинается с того, что на рубеже веков немецкий романист Вильгельм Йенсен создал рассказ «Градива», где главным героем стал нелюдимый молодой археолог, обладающий исходным рельефом. Постоянно созерцая этот образ, он стал одержим высеченной на мраморе девушкой, он видел ее во сне, искал наяву, не различая бред и реальность. Так археолог решился отправиться на родину изображения, в Помпеи. Прибыв в разрушенный город, ставший музеем, он отправляется туда, где по его умозаключениям жила великолепная Градива. Каково было его изумление, когда он находит на этом месте ту самую девушку с рельефа, которая держит в руках блокнот для набросков. Молодой человек несет полный бред, а героиня, кажется, потакает его сумасшествию, соглашаясь с тем, что она жила здесь тысячу лет назад. Получается, что он влюблен в призрака? Нет, эта тайна раскрывается довольно просто. Еще в детстве он дружил с дочерью своего соседа-натуралиста, но, повзрослев, увлекся археологией и забыл девушку. Однако его сердце все еще хранило скрываемое чувство к подруге. Соответственно, рельеф воскресил его оставленную любовь, напомнив о ее походке и облике, хотя сам это не осознавал. Встреча и речи девушки были непреднамеренной случайностью,  которая привела к счастливой развязке, полностью излечив его.

Эта замечательная история легла в основу эссе Зигмунда Фрейда «Бред и сны в «Градиве» Йенсена», где он рассуждал об искусстве с позиций своего учения о подсознании. Сны и художественные образы являлись из сферы подсознания, становясь осознанными. Гармонизировать эту одержимость можно было только путем логического объяснения тайны.В данном случае на себя это берет Зоя-Градива, которая соединяет мир фантазии и реальность. Именно эта работа положила начало психоаналитическому методу в живописи и литературе. Градива стала символом Фрейда — вы можете увидеть ее, например, на фасаде его именного музея, ведь ученый держал у себя в кабинете копию рельефа. 

Эта история вкупе с интерпретацией Фрейда, которую, кстати, Йенсен упрямо отвергал, стала частью поэтики сюрреализма. Анри Бретон написал эссе о Градиве, где изложил более простым языком основные постулаты психоанализа, обращенные к искусству. Если учесть, что главный прием направления — автоматическое письмо не могло быть использовано для создания живописных образов, эта история, обладающая визуальной стороной, стала для художников сюрреализма творческой основой. Сие было закреплено в название парижской галереи, а потом в одном из имен женщины Сальвадора Дали, который ни один раз повторял этот сюжет в творчестве. Кстати, попробуйте перенести его на историю любви Дали и Галы, тогда Вам откроется психологическая подоплека их союза. Помимо коммерческой.

К сожалению, в кинематографе можно встретить лишь отголоски этого образа, исключая несколько неудачных телеверсий истории и поздний фильм режиссера и писателя Роб-Грийе «Вам звонит Градива». Что я Вам и советую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.