Объективный взгляд. 5 киногероев с камерой в руках

Разбирая свои воспоминания после большой выставки художественных и репортажных снимков в Москве, я задумалась на тему того, как представлен образ фотографа в мировом кинематографа. Ловите великолепную пятерку героев, спрятавшихся за объективом, от лучших режиссеров мира от Бруно Дюмона до Федерико Феллини!

1. Первым в голову пришел, конечно, герой «Фотоувеличения» М. Антониони. Если Вы не знакомы с сюжетом, то он для блюстителей трехчастной структуры весьма странный. Успешный фотограф по имени Томас снимает в парке неизвестную пару, а потом обнаруживает на фотографиях мертвое тело. Или нет? Здесь изображение действительности и действительность не равноценны между собой, все довольно обманчиво. Наметки остросюжетного детектива проваливаются за массой отступлений и символичных деталей, будь то покупка пропеллера, оргия с девушками в цветных колготках и рок-концерт с разбиванием гитары. Так, процесс фотографирования заключается в поглощение образа, обладание телом жертвы, сексом без единого прикосновения. Поэтому и самая запоминающаяся сцена фильма — это съемка супермодели Верушки, потрясающая по уровню своей эротичности. 

2. Португальский режиссер Мануэл ди Оливейра, считающийся по праву патриархом европейского кино, сделал фотографом главного героя своей истории «Странный случай Анжелики». Исаак приезжает в Порту, чтобы снимать уходящие в небытие вещи, в частности, работников, пропалывающих виноградники с помощью мотыг. Одной дождливой ночью в дверь пансиона, где он обосновался, постучали. Гонец рассказал, что в одной знатной семье прямо перед своей свадьбой скончалась дочь. Теперь родные хотят сделать несколько снимков прекрасной девушки перед панихидой, чтобы вклеить их в семейный альбом. Герой соглашается, но после этой ночи образ умершей более не оставляет его, преследуя во сне и наяву. Так художник живет памятью об исчезнувших вещах и героях, о вечном прошлом, которое для него более реально, чем вся окружающая его обстановка. Уроки мировоззрения от режиссера, которому вот-вот стукнет сто лет, и он активно снимает по два фильма в год, оставляя на пленке следы прошлого.

3. Сейчас в список пробьется герой, который не занял центральное место в фильме, но его имя стало нарицательным. Я говорю о Папарацци — фотографа светской хроники, шакала светской жизни, ничтожество среди ничтожеств. Образ, созданный в фильме Ф.Феллини «Сладкая жизнь», естественно, является гротеском. Но когда в очередной раз в лент новостей мелькают снимки, запечатлевшие позорные или неприглядные моменты частной жизни актеров, сразу вспоминаешь толпу безумных журналистов, неустанно снимающих женщину за несколько мгновений до того, как она узнает, что ее муж и дети мертвы.

4. Еще один пример второстепенного киногероя, занимающегося фотографией. Фильм «Будь что будет» Вуди Аллена подарил нам не только еще одно ворчащее альтер-эго автора, но и одного фотографа. На этот раз им является немолодая женщина, консервативная провинциалка, отправившаяся за своей дочерью Мелоди в Нью-Йорк. Если кратко, то эта наивная девушка, сбежавшая из дома, уже успела выйти замуж за местного старого чудака Бориса, переполненного рациональным брюзжанием и пессимистической философией. Его новая, с позволения сказать, мамаша обнаруживает в себе недюжинный талант фотографа, благодаря другу зятя, владеющего галереей. Таким образом, она становится светской львицей, находит свое призвание и раскрепощается во всех смыслах. Естественно, здесь акцент делается не конкретно на занятии фотографией, но на художественной среде, что способствовала изменениям в героине. На фоне современного помешательства всех и вся фотографией, это уже выглядит как ностальгическая история о тайном гении.

5. Заканчиваем обзор еще одним сравнительно новым фильмом (самый новый в подборке это, как не парадоксально, фильм Мануэля ди Оливейро) от Бруно Дюмона «29 пальм». Кино фестивальное, авангардное, поэтому ничему не удивляйтесь. В том числе и тому, что главная героиня ругается на чистом русском языке, ведь это ее играет актриса и модель Екатерина Голубева, кстати, муза режиссера Леоса Каракса. История незамысловата: фотограф вместе с подругой-моделью путешествует по пустыне в национальном парке «Дерево Джошуа». Они ищут подходящие для журнальной фотосессии места, загорают, сорятся, мирятся, занимаются сексом. То есть где-то полтора часа ничего интригующего, похожего на завязку не происходит, фильм выглядит как весьма неспешное роад-муви. И только за пять минут до титров начинается такой поток событий, что на контрасте с предыдущим действием непроизвольно начинаешь кричать от ужаса. Черт, с философией фотографии, можно смотреть кино только ради этого эффекта. 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.